Серый Крокодил (grey_croco) wrote in warhistory,
Серый Крокодил
grey_croco
warhistory

Последний герой Второй Мировой войны

2 сентября 1945 года закончилась Вторая Мировая война. Последней страной Оси, капитулировавшей перед союзниками была Япония.

Японцы мужественно защищались до последнего, но силы были слишком неравны. Поэтому 15 августа император Хирохито отдал приказ прекратить сопротивление.

Однако не все японцы капитулировали. Многие предпочли смерть позору.

Одним из таких людей был вице-адмирал Угаки Митомэ. Последний японский герой.



Командующий 5-м воздушным флотом вице-адмирал Угаки Митомэ на аэродроме Оита 15 августа 1945 г. Вице-адмирал Угаки стоит рядом с подготавливаемым к вылету пикирующим бомбардировщиком Йокосука D4Y3 "Сусей" из состава 701-го корпуса морской авиации (бортовой номер 701-122, экипаж - капитан-лейтенант Накацуру и ст. матрос Эндо), на котором он и отправится в последний полет.



Он родился 15 февраля 1890 года. В 1912 году окончил Военно-морское училище и Военно-морскую академию Этадзима. Службу начал в июле 1912 года мичманом на броненосном крейсере «Адзума». В течении 15 лет служил на различных надводных кораблях. С ноября 1928 по ноябрь 1930 года находился в командировке в Германии. С декабря1936 года он становится командиром броненосного крейсера «Якумо», а с декабря 1937 года - линейного корабля «Хьюго». В ноябре 1938-го был переведен в Морской Генштаб, где с 15 декабря возглавил 1-е (оперативное) управление. В апреле 1941 года был назначен командиром 8-й крейсерской эскадры, а с августа 1941 года возглавил штаб Объединенного флота.

В этой должности он встретил начало войны. После успешной атаки японской авиации на Перл-Харбор, планировавшейся при его участии, он участвует в разработке дальнейших планов операций японского флота. Фактически до гибели адимирала Ямамото он был его ближайшим помощником.

И кстати, он чуть не погиб вместе со своим начальником, когда самолет Ямамото был сбит над островом Бугенвиль 18 апреля 1943 года. Угаки летел в другом самолете, который тожке был сбит. Но тогда ему невероятно повезло - самолет перед падением в воду на малой высоте развалился на части и вице-адмирал вывалился в воду, избежав падающих обломков и последовавшего при падении взрыва.

После этого с начала 1944 года он был командующим 1-й эскадрой линейных кораблей («Ямато», «Мусаси», «Haгaто») - главной ударной силой 2-го японского флота. Зате, в ноябре 1944-го ненадолго вернулся в Генштаб, а в феврале 1945 года возглавил 5-й воздушный флот.

В это время Япония уже полностью проигрывала войну. Последним средством остановить вражеский флот на пути к Стране Восходящего Солнца стало подразделение "Камикадзе Токебуцу Когекитай" - "Специальный ударный корпус Божественного Ветра".

Адмирал Угаки стал одним из сторонников широкого применения камикадзе. Именно он был автором плана обороны Окинавы "Кикусуй" ("Плавающая хризантема").

В боях за Окинаву летчики Специального корпуса нанесли американцам ощутимый урон. Было потоплено 26 кораблей и поврждено 164 корабля, в том числе 14 авианосцев. Капитального ремонта также требовали 10 линкоров, 5 крейсеров и 67 эсминцев.

Но силы были слишком неравными. Божественный ветер не смог утопить вражеский флот, подобно ветру, утопившему флот Хубилая.

И 15 августа 1945 года, уже после атомных бомбардировок Хиросима и Нагасаки и вступления в войну СССР император Хирохито выступил по радио. Он объявил о капитуляции Японии.

Для Угаки Митомэ это стало личной трагедией. Он не мог допустить мысли о таком исходе. И тогда он поступил так, как ему подсказал Кодекс самурая "Бусидо".

Во как описывается последний полет адмирала в книге "Божественный ветер" (авторы Иногути Рикихей, Накадзима Тадаси).


Перед рассветом 15 августа старший офицер штаба 5-го Воздушного Флота капитан 1 ранга Такаси Миядзаки был вызван на командный пункт. Его встретил дежуривший там капитан 2 ранга Такекацу Танака, который с тревогой сообщил, что командующий флотом адмирал Угаки приказал подготовить бомбардировщики для вылета к Окинаве.

Миядзаки сразу испугался, что адмирал Угаки решил лично возглавить последнюю атаку камикадзэ. Он отправился прямо к адмиралу, чтобы выяснить, так ли это.

Комнаты офицеров были расположены в пещере в том же холме. Адмирал размещался в маленькой комнатке, где стояли лишь грубый стол и походная кровать. Это совершенно не соответствовало его званию и должности. Мрачный адмирал сидел на кровати, о чем-то задумавшись, когда вошел Миядзаки.

«Дежурный офицер сказал мне, что вы приказали подготовить к вылету бомбардировщики. Могу я спросить, что вы задумали?» — сказал он.

Выражение лица адмирала смягчилось, и он прямо ответил: «Я намерен лететь с ними. Отдайте соответствующий приказ».

«Я прекрасно понимаю, что вы чувствуете, но прошу вас пересмотреть свое решение, господин адмирал. По моему мнению, это не имеет смысла», — возразил Миядзаки.

«Вы получили мой приказ. Пожалуйста, выполняйте», — вежливо, но твердо произнес Угаки.

Миядзаки поспешно вышел и отправился посоветоваться с начальником штаба Угаки контр-адмиралом Тосиюки Ёкои. Он неохотно решился на это, потому что адмирал Ёкои болел и уже несколько дней был прикован к постели. Но Миядзаки был нужен совет.

Когда он сообщил, что происходит, адмирал Ёкои поднялся, хотя чувствовал себя отвратительно, и пошел к адмиралу Угаки, чтобы переговорить с ним. Он заявил: «Я прекрасно понимаю ваше желание умереть, но после капитуляции нам предстоит множество важных дел, например, расформирование флота. Вы обязаны сделать все это. Я прошу вас изменить свое решение».

Угаки молча выслушал начальника штаба, потом мягко улыбнулся и ответил: «Пожалуйста, оставьте за мной право самому выбрать свою смерть».

На это Ёкои уже ничего не мог возразить. Он отправился к контр-адмиралу Тикао Ямамото. Посовещавшись, они решили обратиться к близкому другу Угаки контрадмиралу Такацугу Дзоодзима. Если кто и мог отговорить Угаки лететь, то только он. Как давний и близкий друг Дзоодзима мог говорить с Угаки более резко, чем остальные.

«Я знаю, что как командир вы несете полную ответственность за действия 5-го Воздушного Флота. Но все это осталось в прошлом, а сейчас нужно думать о будущем. Там у вас тоже будут обязанности и ответственность. Мне сообщили о вашем намерении, и я могу сказать, что полностью разделяю ваши чувства. Тем не менее, ради блага всех остальных я прошу вас отменить вылет».

Угаки терпеливо выслушал друга. Затем он ответил с обезоруживающей простотой: «Это мой шанс погибнуть как солдат. Мне нужен этот шанс. Мой преемник уже назначен, и он позаботится обо всем после моей смерти».

Дзоодзима видел, что Угаки был совершенно непоколебим. Вероятно, он разделял чувства своего друга. Но теперь ему не оставалось ничего иного, как исполнять приказ. Он сразу послал за лейтенантом Тацуо Накацуру, командиром отряда пикировщиков 701-й авиагруппы, приказав ему подготовить самолеты к вылету. Был написан официальный приказ: «Отряд «Оита» 701-й авиагруппы вышлет 3 пикировщика для атаки вражеского флота у Окинавы. Атаку возглавит лично командующий воздушным флотом».

В это утро японские войска по всему Тихому океану были подняты по тревоге, чтобы выслушать по радио речь императора. Носились слухи, что это будет рескрипт о капитуляции. Офицеры штаба 5-го Воздушного Флота с тяжелыми сердцами собрались в помещении штаба, чтобы услышать обращение его величества. Прием был очень плохим, и многие слова мы просто не сумели разобрать. Однако и того, что мы услышали, было достаточно, чтобы понять, что нам приказывают капитулировать. Вскоре мы получили подтверждение, когда на аэродром привезли местные газеты с полным текстом речи. Похоже, что адмирал Угаки до последнего момента надеялся, что император призовет своих воинов сражаться до конца. Но теперь не осталось места надеждам.

Потом было устроено торжественное прощание с адмиралом Угаки. Он обратился к личному составу авиагруппы, выразив сожаление, что все наши усилия не дали желаемых результатов. Его голос был тихим и невозмутимым. Он мягко улыбался, объясняя, что после его отлета мы должны четко и старательно выполнять свои обязанности. Простые и доходчивые слова адмирала тронули до глубины души всех присутствующих.

Когда прощание закончилось, адмирал Угаки вышел на летное поле. С его мундира были срезаны все знаки различия, и с собой он нес только самурайский меч и бинокль. Этот меч подарил ему покойный адмирал Ямамото, командовавший Объединенным Флотом первые 2 года войны.

Капитан 1 ранга Миядзаки долго хранил торжественное молчание, но в конце концов не смог сдержаться. Он шагнул вперед и сказал: «Пожалуйста, возьмите меня с собой, адмирал!»

Но адмирал Угаки твердо ответил: «У вас более чем достаточно дел здесь. Вы останетесь».

Этот отказ стал для Миядзаки последней каплей. Он остановился и зарыдал, громко, в голос, не стесняясь проходящих мимо офицеров.

11 самолетов стояли на краю взлетной полосы, их моторы ревели. Перед ними были выстроены 22 члена экипажа. Контр-адмирал Ёкои не сумел скрыть своего изумления при виде этого построения. Он обратился к командиру отряда лейтенанту Накацуре: «Разве не было приказано подготовить только 3 самолета?»

Молодой человек ответил прерывающимся от волнения голосом, хотя прозвучало это почти как грубость: «Кто может спокойно смотреть на то, что ударная группа ограничена 3 самолетами, когда сам наш командующий лично намерен возглавить таранную атаку? Каждый самолет моего подразделения последует за ним».

Адмирал Угаки, выслушав его ответ, поднялся на маленький помост и обратился к своим людям в последний раз. «Все это очень трогательно. Вы действительно желаете умереть вместе со мной?»

Руки всех летчиков дружно взметнулись вверх. Никто ни на секунду не усомнился, что адмирал говорит искренне. Угаки отдал приказ готовить самолеты к вылету и пошел прямо к самолету Накацуры. Он взобрался на заднее сиденье. Наблюдатель Накацуры уоррент-офицер Акиёси Эндо был просто ошарашен. Он подбежал к самолету с криком: «Это мое место, господин адмирал! Вы заняли мое место!»

Адмирал Угаки понимающе улыбнулся и сказал: «Я заменю тебя. Ты останешься».

Этого Эндо вынести уже не мог. Совершенно неожиданно для всех он прыгнул на крыло самолета и влез в кабину, сев рядом с адмиралом. Адмирал Угаки только добродушно покачал головой и пододвинулся, чтобы освободить место пылкому юнцу. 11 бомбардировщиков вырулили на взлетную полосу и поднялись в воздух. Провожающие кричали и махали руками им вслед.

4 самолета были вынуждены сесть из-за неполадок с моторами, но остальные полетели к Окинаве. Эндо поддерживал радиосвязь с базой и передал несколько сообщений. Самым последним было прощальное послание адмирала Угаки.

«Я один виноват в том, что мы не сумели защитить родину и уничтожить дерзкого врага. Отважные усилия всех офицеров и матросов, находившихся под моим командованием в последние 6 месяцев, заслуживают самой высокой оценки.

Я намерен атаковать врага возле Окинавы, где мои люди опадали, подобно лепесткам вишни. Там я направлю свой самолет на высокомерного врага и уничтожу его в духе традиций бусидо с твердой верой в вечную жизнь императорской Японии.

Я надеюсь, что все мои подчиненные поймут причины моего поступка и в будущем преодолеют все трудности и приложат силы для восстановления нашей великой родины, которая будет жить вечно.

Тэнно хэйка банзай!»


Эта радиопередача закончилась в 19.24 коротким известием, что самолет командующего пикирует на цель. Каждый из 6 остальных бомбардировщиков примерно в это же время также передал, что начинает последнее пике.
Tags: война на Тихом океане
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 110 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →