kamen_jahr (kamen_jahr) wrote in warhistory,
kamen_jahr
kamen_jahr
warhistory

2МВ. Советские военнопленные:соблюдение Гаагской /1907_С.П.В./ и Женевской /1929_пленные/ конвенций

    Время от времени в спорах об (не)обязательности исполнения Гаагской Конвенции "О законах и обычаях сухопутной войны" от 18 октября 1907 года и Женевской Конвенции о содержании военнопленных от 27 июня 1929 года со стороны Германии во время 2й Мировой Войны по отношению к советским военнопленным авторами высказываются определенные доводы и контр доводы, доходят до того, что "путают" Уже упомянутую Женевскую Конвенцию о содержании военнопленных от 27 июня 1929 года с Женевской Конвенцией "Об улучшении участи раненных, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море" от 27 июня 1929 года. Автор данного сообщения постарался внести ясность в данный вопрос, понимая при этом, что в академической среде среди фолиантов данные дебаты покажутся наивными, поскольку вопрос скорее всего разъяснен.
    Данное сообщение содержит несколько частей: краткие ремарки по поводу Конвенций, ситуация с (не) подписантами, учет "постановлений" Нюрнбергских трибуналов.
Во избежания лишнего флуда и ненужных баталий автор сообщения не будет вступать в баталии з "Зачинщиками" оффтопа, оставляя за собой право продолжения диспутов в иных сообществах/постах.
Предпосылки для обязательности исполнения Гаагской конвенции "О законах и обычаях сухопутной войны" от 18 октября 1907 года
Предпосылками для обязательности исполнения данной конвенции являются:
            1 подписание договаривающимися сторонами данной конвенции
            2 участие в сухопутной войне только тех сторон, которые являются договаривающимися сторонами.
            3 Ратификация данной конвенции.
Это следует из следующих статей самой Конвенции:
Convention (IV) respecting the Laws and Customs of War on Land and its annex: Regulations concerning the Laws and Customs of War on Land. The Hague, 18 October 1907.
Art. 2. The provisions contained in the Regulations referred to in Article 1, as well as in the present Convention, do not apply except between Contracting powers, and then only if all the belligerents are parties to the Convention.
Art. 4. The present Convention, duly ratified, shall as between the Contracting Powers, be substituted for the Convention of 29 July 1899, respecting the laws and customs of war on land.
The Convention of 1899 remains in force as between the Powers which signed it, and which do not also ratify the present Convention.

Convention (IV) concernant les lois et coutumes de la guerre sur terre et son Annexe: Règlement concernant les lois et coutumes de la guerre sur terre. La Haye, 18 octobre 1907.
Article 2.
Les dispositions contenues dans le Règlement visé à l'article 1er ainsi que dans la présente Convention, ne sont applicables qu'entre les Puissances contractantes et seulement si les belligérants sont tous parties à la Convention.
Article 4.
La présente Convention dûment ratifiée remplacera, dans les rapports entre les Puissances contractantes, la Convention du 29 juillet 1899 concernant les lois et coutumes de la guerre sur terre.
La Convention de 1899 reste en vigueur dans les rapports entre les Puissances qui l'ont signée et qui ne ratifieraient pas également la présente Convention.

Статья 2
Положения, содержащиеся в Правилах, упомянутых как в статье 1 так и в настоящей Конвенции, применимы лишь для Договаривающихся Держав и только в случае, если все воюющие являются Участвующими Сторонами Конвенции.
Статья 4
Настоящая Конвенция, надлежащим образом ратифицированная, заменит в отношениях между Договаривающимися Державами Конвенцию 29 июля 1899 года о законах и обычаях сухопутной войны.
Конвенция 1899 года остается в силе в отношениях между Державами, которые ее подписали и которые не ратифицируют равным образом и настоящей Конвенции
..

Статья 2 самой конвенции содержит т.н. оговорку о всеобщем участии ( clausula si omnes - 'general participation' clause, Allbeteiligungsklausel - - см. например Genocide, Crimes Against Humanity, War Crimes: Nullum Crimen Sine Lege and the Subject Matter Jurisdiction of the
International Criminal Court By Machteld Boot Published by Intersentia nv, 2002 ISBN 905095216X, 9789050952163

стр.
180,181)

    Таким образом, если только Договаривающиеся Стороны С1 и С2 подписали и ратифицировали договор и затем начинается между ними война, то достаточно основания вступления в войну Стороны С3, не являющейся участником данной Конвенции, чтобы данную Конвенцию не считать обязательной для соблюдения между Стороной С1 и С2.
    Перейдем от гипотетических стран С1 и С2 к государствам реальным и рассмотрим как таблицу сторон, подписавших и ратифицировавших данную Конвенцию , (такими были, в частности Царская Россия и Германский Рейх) а также таблицу, в которой представлены страны, которые только подписали Конвенцию, но не ратифицировали / не присоединились к Конвенции путем акцессии . (Такими были, в частности Болгария, Греция, Италия, Турция. Монтенегро и Сербия ). При чтении таблицы следует учитывать, что названия стран даны в современном варианте.
Обратим также внимание на то, что Югославия (КСХС, Королевство Югославия) отсутствует как в таблице сторон, подписавших и ратифицировавших или только ратифицировавших, так и в таблице сторон, только подписавших конвенцию.
    Предпосылки для обязательности исполнения Женевской Конвенции о содержании военнопленных от 27 июня 1929 года

    Предпосылками для обязательности исполнения данной конвенции являются
            1 подписание договаривающимися сторонами данной конвенции.
            2 Ратификация данной конвенции.
            3 Это следует из следующих статей самой Конвенции:
Convention relative to the Treatment of Prisoners of War. Geneva, 27 July 1929.

Art. 82. The provisions of the present Convention shall be respected by the High Contracting Parties in all circumstances. In time of war if one of the belligerents is not a party to the Convention, its provisions shall, nevertheless, remain binding as between the belligerents who are parties thereto.Art. 90. The present Convention, which shall bear this day's date, may be signed up to 1 February 1930, on behalf of any of the countries represented at the Conference which opened at Geneva on 1 July 1929.
 Art. 91. The present Convention shall be ratified as soon as possible.The ratifications shall be deposited at Berne.In respect of the deposit of each instrument of ratification, a ' procès-verbal ' shall be drawn up, and copy thereof, certified correct, shall be sent by the Swiss Federal Council to the Governments of all the countries on whose behalf the Convention has been signed or whose accession has been notified. Convention relative au traitement des prisonniers de guerre. Genève, 27 juillet 1929.

Titre VIII : De l'exécution de la Convention #Section I : Dispositions générales.ARTICLE 82. Les dispositions de la présente Convention devront être respectées par les Hautes Parties Contractantes en toutes circonstances. Au cas où, en temps de guerre, un des belligérants ne serait pas partie à la Convention, ses dispositions demeureront néanmoins obligatoires entre les belligérants qui y participent.
ARTICLE 90.La présente Convention, qui portera la date de ce jour, pourra, jusqu'au premier février 1930, être signée au nom de tous les pays représentés à la Conférence qui s'est ouverte à Genève le 1er juillet 1929.ARTICLE 91.La présente Convention sera ratifiée aussitôt que possible.Les ratifications seront déposées à Berne.Il sera dressé du dépôt de chaque instrument de ratification un procès-verbal dont une copie, certifiée conforme, sera remise par le Conseil fédéral suisse aux Gouvernements de tous les pays au nom de qui la Convention aura été signée ou l'adhésion notifiée. .
 
Статья восемьдесят вторая
Положения настоящей конвенции должны соблюдаться высокими договаривающимися сторонами при всех обстоятельствах.Если на случай войны одна из воюющих сторон окажется не участвующей в конвенции, тем не менее положения таковой остаются обязательными между всеми воюющими, подписавшими конвенцию.
Статья девяностая
Настоящая конвенция от сего числа может до 1 февраля 1930 г. быть подписана от имени стран, представленных на конференции, открывшейся 1 июля 1929 г.Статья девяносто перваяНастоящая конвенция должна быть ратифицирована как можно скорее. Ратификация вручается в Берне.
Об отдаче каждого ратифицированного акта составляется протокол, копия которого, соответственно заверенная, передается союзным Швейцарским советом правительствам всех стран, от имени которых подписана конвенция или объявлено о ее принятии.
    Статьи данной конвенции не содержат уже оговорку clausula si omnes. В статье 82 данной конвенции специально оговаривается ситуация, когда державы С1 и С2 являются участниками Конвенции и затем стали воюющими сторонами и в войну вступает держава С3, не являющаяся участницей Конвенции. В такой ситуации нет больше формальной возможности не соблюдать данную Конвенцию со стороны держав С1 и С2 между ними. Должны ли державы С1 и С2 соблюдать Конвенцию по отношению к державе С3 - непосредственно из 82 статьи не следует.
    Однако, следуя общим принципам договорного права равно как и международного договорного права, международные договора, заключенные письменно действуют только между сторонами их подписавшими, и если это обусловлено международным договором - ратифицировавшими его. Упомянутая Конвенция 1929 года по военнопленным является международным договором. Следовательно, действие статьи 82 распространялось, находясь в поле действия международного договорного права,- только на страны, подписавшие и ратифицировавшие его.
    Многие дискуссии по поводу 82 статьи, в ходе которых только Конвенция 1929 года рассматривалась, оставляли без внимания Гаагскую конвенцию. И конечно же мог возникнуть резонный вопрос, к чему вообще подобная формулировка то?. В спорах "масла" подлил еще и перевод на русском языке, введенный в оборот в книге Военнопленные в СССР. 1939–1956. Документы и материалы / Сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; Под ред. М.М. Загорулько. М.: Логос, 2000. 1120 с.: ил. ISBN 5-88439-093-9 в приложении 1 стр 989 -1004 pdf-file'а. (ЦХИДК. Ф. 1/п, оп. 21а, д. 47, л. 22–48. Копия.) Где "между" превратилось в "для". Следует, однако, подчеркнуть, что данный перевод не является аутентичным текстом. Аутентичный текст для данной конвенции был только французским, поскольку, как говориться в комментарии на сайте красного креста к другой конвенции - конвенции 1949 года "Об улучшении участи раненных..", -в 1929 году французский был дипломатическим языком и только в 1949 году английский стал "равным" французскому и подписание конвенции 1949 года допустимо было на одним из них.
...This provision begins by noting that the Convention has been drawn up in English and in French. It is a fact that throughout the Diplomatic Conference of 1949, and earlier during the preparatory work, two versions of the same Convention were drawn up simultaneously, French and English both being recognized, on an equal footing, as official working languages. The 1929 Convention had, on the other hand, been concluded in French only, as French was still the leading diplomatic language at that time.
[p.401] The paragraph then lays down that both texts are equally authentic -- in other words, that each carries the same weight and is as valid as the other. It was to the English version just as much as to the French that the Plenipotentiaries of 1949 appended their signatures. In the same way, ratifications and accessions will be valid for the two versions. States which are party to the Convention are thus bound by one as much as by the other....

    Mножество аутентичных текстов, в зависимости от того, что это за международный документ - может меняться. И неточности возникают по сравнению с аутентичными текстом даже в официальных переводах .
    Возвращаясь к Женевской Конвенции 1929 года о военнопленных, рассмотрим таблицу со странами, подписавшими и ратифицировавшими данную конвенцию, а также со странами, только подписавшими, но не ратифицировавшими ее. Как видно из "1й" таблицы, Германия подписала ее в 27.07.1929 ратифицировала ее 21.02.1934 (3. Рейх). Только подписали например, Финляндия и Япония. Обратим также внимание на то, что Югославия (Королевство Югославия) отсутствует как в таблице сторон, подписавших и ратифицировавших/ только ратифицировавших так и в таблице сторон, только подписавших конвенцию. И СССР (Россия, РФ) также отсутствует, в отличие от Гаагской вышеупомянутой конвенции о законах войны.

    Позиция советского руководства
    30 мая 1918 г. выходит "Обращение Совета Народных Комиссаров к Международному Комитету Красного Креста и правительствам государств, признавших Женевскую конвенцию. "Ознакомимся с его текстом:

цитируется из Документы внешней политики СССР , ТОМ ПЕРВЫЙ 7 ноября 1917 г. — 31 декабря 1918 г. Государственное издательство ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва • 1959
    Учтем следующий фрагмент из обращения
"...а также все другие международные конвенции соглашения, касающиеся Красного Креста, признанные Россией до октября 1917 года признаются и буду соблюдаемы Советским Правительством...", а также историю становления МККК . Допустима интерпретация, что под словами "...оглашения, касающиеся Красного Креста.." понимаются и Гаагские конвенции, однако явно в обращении про Гаагские Конвенции - не сказано.
Позиция СССР по отношению к Гаагской Конвенции от 18 октября 1907 года была однозначно обозначена 17 июля 1941 г в следующем документе:
ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР МИССИИ ШВЕЦИИ В СССР
17 июля 1941 г.**



    Как мы видим СССР готов соблюдать Гаагскую Конвенцию "постольку, поскольку" Конвенцию будет сама Германия соблюдать.  8 августа 1941 г. данной оговорки в ноте к С.Ш.А такой оговорки, тем не менее, не было.
НОТА ПРАВИТЕЛЬСТВА СССР ПОСОЛЬСТВУ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ В СССР*
[8 августа 1941 г.]



    Позиция Советского Правительства по поводу Женевской Конвенции 1929 года о военнопленных отображена в следующем документе: ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ ПЕРВОГО ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРОДНОГО КОМИССАРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР А.Я.ВЫШИНСКОГО С ПОСЛАННИКОМ ШВЕЦИИ В СССР В.АССАРССОНОМ 19 ноября 1941 г.

цитируется из Документы внешней политики. 22 июня 1941 — 1 января 1942. Т. XXIV / Министерство иностранных дел Российской Федерации. — М.: Междунар. отношения, 2000. — 632 с. ISBN 5-7133-1040-Х

    Таким образом, из документов советского правительства в 1918 году следовала готовность соблюдать по крайней мере Женевские Конвенции и уже после начала Великой Отечественной войны - была готовность соблюдения и Гаагской конвенции про законы и обычаи войны.

    Позиция руководства 3его Рейха
    Позицию немецкого руководства детально проанализировал Кристиан Штрайт Они нам не товарищи. Вермахт и советские военнопленные. На русском языке были изданы главы из книге в Военно-историческом журнале в 1992-94 гг. Ознакомится можно по данному адресу файл содержит djvu и распознанный OCR с ошибками -общий размер: 14.6 MB.
Позволю себе процитировать небольшой фрагмент (86 стр. djvu, 22 журнала) Основные решения по вопросам обращения с советскими военнопленными были приняты руководством Германии ещё за несколько месяцев до нападения на СССР. Обосновывались они тем, что Советский Союз не присоединился к Женевской конвенции о военнопленных 1929 года. Но такое обоснование было лишь прикрытием для военно-политического руководства Германии. Об этом свидетельствует организационный приказ отдела по делам военнопленных главного командования от 16 июня 1941 года, разработанный в соответствии с директивами плана "Барбаросса". В этом документе в отношении советских военнопленных аннулировались правовые нормы, предусмотренные Гаагской конвенцией 1907 года и Женевской конвенцией 1929 года.
При этом 24 июля 1941 года отдел по делам военнопленных главного штаба вермахта направил в управление разведки и контрразведки два документа, которые резко контрастировали с выше упоминавшимся приказом. В первом содержалась просьба проверить, намеревается ли Международный комитет Красного Креста создать справочные бюро о военнопленных с обеих сторон, та как они могли бы использоваться для оказания помощи немецким военнопленным Советском Союзе, что молчаливо подтверждало бы соблюдение Женевской конвенциях 1929 года. Во втором документе указывалось что Германия связана конвенцией даже в том случае, если противник ее не подписал, и была дана искаженная интерпретация статьи 82 Женевской конвенции 1929 года

    Оценка ситуации в контексте международного договорного права
     Предпосылки для анализа были уже с моей стороны, собственно говоря, уже проведены при изложении предыдущего материала: осталось заменить гипотетические страны С1, С2 и С3 станами реальными. Получается следующая картина: ввиду того, что во второй мировой войне были вовлечены страны, не являющимися участниками Гаагской Конвенции "О законах и обычаях сухопутной войны" от 18 октября 1907 года - несоблюдение данной конвенции было формально допустимо именно из-за наличия оговорки о всеобщем участии ( clausula si omnes).
Кроме того, Советский Союз не являлся участником Женевской Конвенции о содержании военнопленных от 27 июня 1929 года. Соблюдение же Конвенции согласно 82 статьи было обязательным только между сторонами, являющимися участниками данной Конвенции.

     Источники международного права

    До сих пор ситуация про обязательность исполнения Гаагской Конвенции 1907 года про обычаи войны а также Женевской Конвенции 1929 года о военнопленных  проводилась лишь в контексте договорного международного права. Однако международный договор - не единственный источник формирования международного права.
К дальнейшим  источникам (Sources of international law) относятся также обычай: т.н. обычное международное право (сustomary international law) , общие принципы права (general principles of law), судебные решения и труды юристов(ученых) (judicial decisions and juristic writings)
Данные источники были закреплены в 1920м году в статье 38 Статута Постоянной палаты международного правосудия (Permanent Court of International Justice) международного судебного органа при Лиге Нации
Statute of the Permanent Court of International Justice
Publisher League of Nations Publication Date 16 December 1920
Article 38
The Court shall apply:
1. International conventions, whether general or particular, establishing rules expressly recognized by the contesting States;
2. International custom, as evidence of a general practice accepted as law;
3. The general principles of law recognized by civilized nations;
4. Subject to the provisions of Article 59, judicial decisions and the teachings of the most highly qualified publicists of the various nations, as subsidiary means for the determination of rules of law. This provision shall not prejudice the power of the Court to decide a case ex aequo et bono, if the parties agree thereto
.

Статья 38
1. Суд обязан применять:
1 международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;
2 международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;
3 общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;
4 с оговоркой, указанной в статье 59, судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.
Это постановление не ограничивает право Суда разрешать дело ex aequo et bono  если стороны с этим согласны.


 Оценка ситуации в контексте дальнейших источников международного права во время Нюрнбергских трибуналов

Защита на Нюрнбергском трибунале не однократно упоминала про невозможность применения Гаагской Конвенции 1907 года  по обычаям войны к советским военнопленных из-за того, что были участники, не подписавшие конвенцию(например во время процесса по Эрхарду Мильху, процесса по делу военного командования Германии, процесса по Освальду Полю). По поводу Женевской Конвенции 1929 года о военнопленных защита подчеркивала, что СССР не подписывал данной Конвенции и поэтому Германии не надо было ее соблюдать по отношению к советским военнопленным.
Судьями в время Трибуналов были даны следующие заключения , в частности в XI томе процесса по делу военного командования Германии NT_war-criminals_Vol-XI.pdf (60 MB) стр 532- 542(538- 548 pdf) в подразделе о Гаагской Конвенции 1907 года об обычаях войны и Женевской 1929 года об содержании военнопленных сказано о том, что данные Конвенции являлась разъясняющими к содержанию существующих норм международного права, содержащими в том числе общие принципы международного права, следовательно обязательной для Германии ...Another question of general interest in this case concerns the applicability of the Hague Convention and the Geneva Convention as between Germany and Russia. ......It is apparent from the above quotation that the view adopted by the IMT in
that case as to the Hague Conventions was that they were declaratory of existing international law and therefore binding upon Germany....It would appear from the above quotation that that Tribunal accepted ,as international law the statement of Admiral Canaris to the
effect that the Geneva Convention was not binding as between Germany and Russia as a contractual agreement but that the general principles of international law as outlined in those conventions were applicable. In other words, it would appear that the IMT in the case above cited followed the same lines of thought with regard to the Geneva Convention as with respect to the Hague. Convention to the effect that they were binding insofar as they were in substance an expression of international law as accepted' by the civilized nations of the world, and this Tribunal adopts this viewpoint.


В заключении Трибунала  NT-final-report.pdf (15 MB) стр 147 (153 ПДФ) сказано по поводу аргумента о неприменимости Гаагской и Женевской Конвенций о том, что разъясняющими к содержанию уже существующих и установившихся законов войны, принятых всеми цивилизованными нациями, и следовательно обязательными для всех независимо от того, подписало ли отдельное правительство конвенцию.
...In the third "legal" section, the IMT disposed of the contention that the defendants could not be held to compliance with the laws of war as set forth in the Hague and Geneva conventions because several of the belligerents in the second World War (notably the Soviet Union) were not parties to these conventions. This argument, said the court, overlooked the fact that the conventions were merely declaratory of preexisting and well-established laws of war "recognized by all civilized nations," and that the laws of war are binding on all, irrespective of whether a particular government has signed a particular convention.
Во время основного Нюрнбергского трибунала в томе I на стр 253-256,NT_Nazi_Vol-I.pdf
 в Статье 6 "военные преступления и преступления против человечности", по поводу аргументы о неприменимости Гаагской Конвенции 1907 года про обычаи сухопутной войны и Женевской 1929 года про содержание военнопленных, сказано:.
   In the opinion of the Tribunal it is not necessary to decide this question. The rules of land warfare expressed in the Convention undoubtedly represented an advance over existing international law at the time of their adoption. But the Convention expressly stated that it was an attempt " to revise the general laws and customs of war," which it thus recognised to be then existing, but by 1939 these rules laid down in the Convention were recognised by all civilised nations, and were regarded as being declaratory of the laws and customs of war...
"...По мнению Трибунала нет необходимости принимать решение по данному вопросу. Правила сухопутной войны, выраженные в Конвенции, несомненно представляли прогресс по сравнению с существующим на время принятия международным правом. Однако в Конвенции явно установлено, что , это было попыткой "модифицировать общие правила и обычаи войны", которые, таким образом признаны как тогда существующими, но в 1939м эти правила, установленные Конвенцией, были признаны всеми цивилизованными нациями, и рассматриваемыми как разъясняющие содержание законов и обычаев войны.."
Некоторые фрагменты из Трибуналов, в том числе реплики защиты, а также комментарии судей представлены ниже для удобства - файлы содержат как титульные страницы так непосредственно текст на английском
Law-Reports_Vol-7_Gen-Hg.pdf.rar (233 KB)NT_war-criminals_Vol-XI_High Command Case_II-Gen-Hg_judgment.pdf.rar (636 KB)
NT_final-report_and_NT_major-war-criminals_V_I_Gen-Hg-gpc.rar (393 KB)NT_war-criminals_Vol-IIThe Milch Case-742-745-DR. FRIEDRICH BERGOLD-Closing Statement of the Defense- .pdf.rar (294 KB) NT_war-criminals_Vol-V_886Closing Statement for the Defendant Pohl-SEIDL.rar (125 KB)
    Таким образом, согласно международному обычному праву равно как и общим принципам права, признанным цивилизованными нациями, Германия обязана была соблюдать по отношению к советским военнопленным Гаагскую Конвенцию "О законах и обычаях сухопутной войны" от 18 октября 1907 года и Женевскую Конвенцию о содержании военнопленных от 27 июня 1929  года.
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments