January 31st, 2004

(no subject)

"Письмо Николая Толстого британскому правительству правительством..
Людмила Фостер (Вашингтон)

Недавно один добрый человек из Сан Франциско перегнал мне по электронной почте статью из канадской газеты Торонто Сан о том, что 19 июня с.г. известный английский историк, Николай Толстой, призвал британское правительство выступить с публичным признанием и покаянием за военные преступления - насильственную репатриацию российских военнопленных и гражданских лиц в мае-июне 1945 г.в Австрии.

"Эти действия - пишет Толстой - повсеместно считаются самыми жестокими, когда-либо проводимыми британскими военными". Он даже уточняет, что форма извинения была бы не вполне подходящей, в виду того, что нынешняя администрация не может быть виновной за те страшные события. А так как все эти зверства совершались вопреки прямому приказу фельдмаршала Александера, то и тогдашнее правительство не может считаться виновным. Kанадская газета пишет, что обращениe Толстого появилось по следам трeбований Англии устроить суд над военными преступниками за зверства в Косово.

Кроме того, Лeйбористское правительство Тони Блэра недавно принесло извинения за т.н. картофельный голод в Ирландии в прошлом веке. А после окончания Второй мировой войны Англия настойчиво требовала от Германии и Японии компенсаций британским жертвам нацистского насилия. Так что, прецеденты есть. Толстой высказывает надежду, что нынешнее правительство пожелает очистить запятнанную репутацию Англии, так как правительство консерваторов было слишком близко связано с главным участником выдачи, генералом Тоби Лоу (позже лордом Алдингтоном). Collapse )
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.

(no subject)


"-Хотелось бы спросить вас об инциденте, который имел место в 1989 году. Тогда вы были приговорены английским судом к штрафу в 1,5 миллиона фунтов за нанесенные лорду Олдингтону оскорбления. Вы писали о его роли в передаче СССР и Югославии беженцев и военнопленных. Расскажите, пожалуйста, об этом.

-Мое детство пришлось на послевоенные годы (я родился в Англии в 1935 году). Тогда, в Лондоне, я часто встречал в православной церкви и среди русских эмигрантов людей, которые рассказывали мне страшнейшие истории о беженцах и военнопленных из Советского Союза, которые, едва освободившись из немецких лагерей, сразу же попадали в сталинские.

Тогда я полагал, что это лишь отдельные случаи. Я продолжал так думать вплоть до 1973 году, когда я вдруг обнаружил, что за этими личными трагедиями стоит история куда более серьезного масштаба. Правительство Великобритании тогда начало публиковать документы о насильственной репатриации. Даже беглого прочтения мне было достаточно, чтобы решить, что я должен привлечь внимание общественности к их страданиям, тем более что большинство из них были невинные жертвы. Хотя тогда я понятия не имел о том, какая это большая работа и какие это может повлечь проблемы для меня и моих близких. Свою первую книгу 'Жертвы Ялты' я писал 4 года. Много времени ушло на проверку документов, но гораздо больше - на то, чтобы разыскать людей, которые прошли через это. Я имею в виду не только бывших советских граждан, но и английских и американских солдат, которые имели к этому отношение, и их командование. В результате у меня появилась возможность дополнить официальные документы тем, что я узнал от них. Но писать историю можно бесконечно, и с тех пор я обнаружил еще немало материала, все это свидетельства, которые вряд ли могут быть поставлены под сомнение.

Книга, вышедшая в Великобритании в 1978 году, вызвала грандиозный скандал, поскольку обвиняла министра иностранных дел Энтони Идена и его прислужников в величайшем военном преступлении, в том, что они обрекли множество людей на смерть, пытки и рабство. Надо отдать должное англичанам: большинство средств массовой информации не скрывали своего отвращения к поступку британского правительства. Члены обоих палат парламента подписали прошение о возведении мемориала в центре Лондона в память этого страшного преступления. Насколько мне известно, это единственный мемориал в Лондоне, который стал как бы откликом на книгу. И я доволен таким результатом, хотя, конечно, это не может облегчить страдания жертв. Но, по-моему, одной из задач историка как раз и является расследование такого рода преступлений. Это просто отвратительное преступление, ведь в нем нет никакой необходимости, и, к тому же, люди, ответственные за него, этакие английские чиновники из среднего класса, несомненно, считали жителей Восточной Европы варварами, которые чуть ли не жаждут страданий.

И повсюду, где бы я ни сталкивался с этой узколобой позицией, я понимал, что это одна из черт самодовольной английской буржуазии и что они-то и есть настоящие варвары. В конце концов, что они сами дали европейской культуре? Их холодное мещанское равнодушие было прекрасно описано Львом Николаевичем Толстым в рассказе 'Люцерн'. Хотя, прожив всю жизнь в Англии, я не стану утверждать, что такие люди представляют лишь досадное меньшинство, благодушное, глупое, которому чужды и религиозные чувства, и чувство прекрасного.

История с этими 1,5 миллионов фунтов ярко характеризует взгляды английского правящего класса. Какое им дело до того, кто прав, кто виноват, но тут замешаны такие деньги! Слава Богу, у меня другие идеалы!

-Я как раз хотел вас спросить о роли казаков, которые сражались на стороне Гитлера во второй мировой войне. Была ли у вас возможность поговорить с кем-нибудь из них, когда вы работали над книгой 'Жертвы Ялты'? И можете ли вы рассказать нам, почему в войне они выбрали именно эту сторону?

-Я бы скорее сказал, что они сражались не на стороне Германии, а против советского режима, который не просто был абсолютной копией нацизма по своей природе (ведь они даже были союзниками какое-то время), но это была тирания, через которую сами они прошли. Были среди них и такие, кто вступил в русские батальоны Вермахта, просто потому что не было иного выбора. Выбор был: либо остаться в лагерях для военнопленных, либо сражаться против Советов. Хотя, по-моему, большинство именно хотели сражаться за освобождение своей родины от коммунистов. Гитлер, конечно, вовсе не собирался воссоздавать свободную Россию, как раз наоборот, но они-то этого не знали.

Германские офицеры, которые ими командовали, по большей части были честные люди, которые сами свято верили, что сражаются за свержение советского режима. Среди них было немало выходцев из Прибалтики, они прекрасно говорили по-русски и к тому же симпатизировали русским национальных идеалам. Надо сказать, что в оккупированных странах Европы лишь немногие знали об истинных масштабах преступлений нацистов."
Collapse )