byrnas (byrnas) wrote in warhistory,
byrnas
byrnas
warhistory

Categories:

Штрафники времен Первой обороны Севастополя.

355409_original
Коллективным памятником героям Первой обороны Севастополя 1854-1855 годов первоначально стал Михайловский собор (ныне зал современной истории Музея Черноморского флота).

На мраморных досках его фасада были высечены наименования и номера практически всех воинских частей защищавших наш город.

Одна из таких досок сама по себе стала уникальным памятником не только истории Первой обороны, но и пожалуй всей мировой военной истории. На ней запечатлены номера такого специфического рода войск как «арестантские роты», ставшие предшественниками «штрафных» рот и батальонов Красной Армии периода Великой Отечественной войны.

Подобного род части существовали во многих армиях мира в различные исторические периоды, но не разу их личный состав не отмечался не только каким-либо памятником или памятным знаком, но даже хотя бы той же мемориальной доской.

Таким образом, Севастополь - обладатель еще одного уникального памятника в мире. Единственный его недостаток - это ошибки в нумерации этих частей выбитых на мраморе, которые выявил, работая в архивах известный севастопольский историк Крымской войны и Первой обороны Севастополя Павел Ляшук. Впрочем, это обстоятельство никоим образом не принижает уникальности данного памятника военной истории.

Что же нам теперь известно об отечественной истории данного вида воинских частей армии и флота и их участии в Первой обороне Севастополя?

Арестантские роты - особые военно-исправительные части в российской армии и флоте, а также некоторое время в ряде военизированных гражданских ведомств николаевской России - были созданы в 1823 году по распоряжению императора Александра I для отбывания наказания военнослужащими, совершившими уголовные и воинские преступления. В них строгий режим содержания сочетался с принудительным тяжелым трудом.
Arestantskie_roty


Идея создания арестантских рот принадлежала будущему российскому императору, а тогда великому князю Николаю Павловичу занимавшему должность инспектора по инженерной части русской 3 (15) июня 1823 года, по его инициативе было высочайше утверждено «Положение для образования крепостных арестантов в крепостях Динабурге и Бобруйске в арестантские роты». Согласно этому документу арестантские роты находились в заведовании крепостных комендантов, a управлялись плац-майорами на правах батальонных командиров. Административный кадр состоял по штату из 4 офицеров, фельдфебеля, 16 унтер-офицеров, барабанщика, писаря, цирюльника и 4 денщиков, которые все назначались из чинов корпуса внутренней стражи.

Всего в царствование Александра I в разных местностях было образовано 22 крепостных арестантских роты, которые делились на военно-арестантские, комплектовавшиеся из осужденных преступников и бродяг военного ведомства, и арестантские роты грaжданского ведомства.

После того как великий князь Николай Павлович стал императором после смерти своего старшего брата императора Александра I, количество арестантских рот в Российской империи значительно возросло. 21 февраля 1834 было опубликовано новое «Положение об арестантских ротах Инженерного ведомства в крепостях». Этим положением учреждены были 43 арестантские роты военно-инженерного ведомства. В1838 году было уже 55 арестантских рот. К постоянному составу этих рот принадлежали: командир, 4 младших офицера, фельдфебель, 16 унтер-офицеров и барабанщик; переменный же состав был из арестантов, которых по штату полагалось по 120 человек на каждую роту; рота делилась на отделения, в которые арестанты подбирались по "равному приговору осуждения"; офицеры, присужденные к заключению в роты, не составляли в этом отношении исключения.

Дореволюционные российские историки, занимавшиеся темой арестантских рот объясняли стремительный рост их числа в царствование Николая I следующим образом: «Возникновением своим эта карательная мера особенно была обязана жалобам местных начальств Сибири на неудовлетворительное положение ссылки ввиду огромного, постоянно увеличивавшегося количества ссылаемых. Эти жалобы в царствование императора Николая I вызвали стремление прекратить вовсе или по крайней мере уменьшить ссылку. Министр внутренних дел гр. Блудов рекомендовал заменить ссылку в Сибирь - арестантскими ротами. Уже в 1825 году крепостных каторжных арестантов начали строить в роты, с подчинением их военной дисциплине (Положение 26 сентября 1826 ), а в 1827 году наподобие этих военных рот, разделявшихся на роты инженерного и морского ведомств, предположено устроить в губернских городах арестантские роты гражданского ведомства, надеясь устранить этой мерой расходы по пересылке арестантов в Сибирь и содействовать развитию губернских городов помощью подневольного арестантского труда.

Первые арестантские роты гражданского ведомства были открыты в Новгороде и Пскове. В 1828 году решено всех приговоренных к ссылке и способных к работе удерживать в арестантских ротах. В 1830 году прибавилось восемь рот в Одессе и Новороссии, затем роты возникли в Москве, Брест-Литовске, Кронштадте, Киеве, Eкатеринославе и других городах, так что в 1865 гогду число их доходило до 32. В арестантские роты заключались: бродяги, лица, приговоренные к ссылке за маловажные преступления, не наказанные рукою палача, и лица привилегированных сословий даже за важные проступки (до 1842 года). Срок содержания был определен только для бродяг, остальные заключенные считались всегдашними; последние, однако, после 10-летнего заключения перемещались в разряд срочных на 5 лет, а потом в военно-рабочие роты, неспособные же к работе оставались на 10 лет, а затем получали свободу. Состав рот не ограничивался только военными арестантами, a был крайне разнообразен, в особенности вследствие чрезмерного развития военной подсудности; объясняется это также и господствовавшим в это время утилитарным воззрением на арестантский труд. Пестрый состав арестантских рот указывал на отсутствие какой-либо системы в группировке лиц, отбывавших наказание: наряду с людьми взрослыми и даже престарелыми помещались малолетние и несовершеннолетние; наряду с порочными угол. преступниками работали пленные. Арестанты подвергались военной дисциплине, употреблялись на публичные работы, как то: мощение улиц, рытье канав, сооружение мостов и т. п., за что не получали никакого вознаграждения.

В 1845 году было выработано общее положение об арестантских ротах гражданского ведомства согласно началам уголовного законодательства, принятым уложением о наказаниях уголовных и исправительных. Составители уложения, оставив военный режим арестантских рот, делают их срочными и придают им значение высшего исправительного наказания для лиц, не изъятых от телесного наказания параллельного ссылке на житье в Сибирь для лиц привилегированных состояний (Полн. Собр. Зак. № 19285 [45]).

Комплект арестантских рот быстро переполнился, и при невозможности их расширить пришлось прибегать к замене этого наказания. В 1848 году предписывалось приговоренных на продолжительные сроки частью отправлять в Кронштадтские арестантские роты, частью ссылать. Наконец вместо заключения в арестантских ротах стали применять в виде временной меры - "ссылку в Сибирь для водворения" (Закон 23 ноября 1853 рода)».

Арестантские роты Военного ведомства находились в заведовании крепостных комендантов, a управлялись плац-майорами на правах батальонных командиров. Личный состав арестантской роты делился на кадровый и переменный (арестанты). Кадровый состав арестантской роты Военного, Морского, Инженерного и Гражданского ведомств состоял по штату из 4 офицеров, фельдфебеля, 16 унтер-офицеров, барабанщика, писаря, цирюльника и 4 денщиков, которые все назначались из чинов корпуса внутренней стражи. Контингент переменного состава состоял в числе от 100 до 250 человек в роте. По поступлении в роты арестанты разбивались на три разряда: 1-й разряд составляли нижние чины, срочно осужденные, которые и получили наименование военносрочных; 2-й разряд (бродяг) составляли бродяги и неимеющие установленных видов на жительство и, наконец, 3-й разряд составлялся из бессрочно осужденных и лишенных воинского звания лиц, состоявших на военной службе, a также лиц гражданского ведомства; этот разряд назывался разрядом «всегдaшних». Сами разряды делились на отделения, причем принимались во внимание исключительно соображения технического характера: люди разбивались в отделения по их специальностям, то есть на отделения каменщиков, плотников, кровельщиков и так далее. Таким образом, в арестантских ротах инженерного ведомства некоторое смешение военных и гражданских арестантов все-таки допускалось. При этом арестантских роты Гражданского ведомства состояли целиком из гражданских лиц. Арестантов предписывалось содержать в строжайшей воинской дисциплине, в «наилучшей чистоте и опрятности» и брить особым образом: первым 2 разрядам — спереди полголовы от одного уха до другого, а 3-му разряду — от затылка до лба полголовы, с левой стороны. Состоявшие в 3-м разряде заковывались все без изъятия в кандалы; в 1-м и 2-м разряде — освобождались от оков, но в случае побега арестанта всех состоявших в том отделении тотчас же заковывали в кандалы, потому что «они одни за других должны ответствовать». Строго запрещалось употреблять арестантов на другие какие-либо работы, кроме казенных. В свободное время заключенные должны были обучаться маршировке и военному строю. За леность и нерадение к работам предписывалось наказывать на месте же, не свыше 50 ударов унтер-офицерскою тростью. Широким применением пользовались и шпицрутены, в случае совершения преступления и предания военному суду. Розги могли быть назначаемы от 50 до 150 ударов.

При императоре Николае I арестантские роты стали так же использоваться в качестве мест заключения и для гражданских лиц, совершивших тяжкие уголовные и политические преступления. В одной из таких арестантских рот отбывал наказание за участие в тайном политическом обществе Петрашевского будущий известный русский писатель Ф.М. Достоевский. Свое пребывание в ней он описал в книге «Записки из мертвого дома».

Арестантские роты Морского ведомства были сформированы в составе «военных портов» (военно – морских баз – по нынешней терминологии) Балтийского и Черного морей в1826 году. Документы, определяющие и регулирующие их деятельность и структур, в виде различных «Положений» были изданы в феврале 1830, в декабре 1831 и в ноябре 1833 годов. Арестанты морских рот содержались наравне с арестантами военного ведомства, a сами роты подчинялись– «Капитану над портом». В конце 30-х гг. ХIХ века в России имелось 55 арестантских рот в 33 городах. Арестантская рота военных ведомств состояла из постоянного состава - 28 офицеров, унтер-офицеров и солдат и переменного состава - 100-250 арестантов. Командовал ротой «плац-майор» с правами батальонного командира. Он подчинялся коменданту крепости или командиру военного порта, на территории которых или поблизости от которых находилась его рота. После отбытия наказания в арестантской ротах бывшие арестанты из числа военнослужащих - нижних чинов - вновь направлялись на военную службу.

Накануне Крымской войны в военных портах Севастополя и Николаева имелось 20 арестантских рот Морского ведомства с номерами с 11 по 30-ю, которые подчинялись «Инспектору ластовых команд, рабочих экипажей и арестантских рот» контр-адмиралу Метлину Н.Ф. По современной терминологии он был начальник тыла Черноморского флота. В Первой обороне Севастополя 1854-1855 гг. принимали участие 19-я, 20-я, 21-я, 22-я, 23-я, 24-я, 25-я, 26-я, 27-я, 28-я, 29, 30 арестантские роты Севастопольского военного порта.

Ими командовали подпоручик Бондаренко А.С., штабс-капитан Пономарев Е.С., штабс-капитан Коростылев, капитан Захаров, поручик Александров А., штабс-капитан Данилович С.И., поручик Петров, поручик Тарасов С.П., поручик Шеин В.А., капитан Андрузский Я.Н., поручик Зайцев Н.Н., поручик Ермоленко. Всего в этих ротах к началу Первой обороны Севастополя находилось 2300 арестантов.

В начале Первой обороны, арестантов этих рот начали массово использовать на строительстве укреплений, подносе боеприпасов на батареи, а так же на работах по сбору тел убитых и их дальнейшем захоронении на воинских кладбищах. Затем, постепенно арестантов стали все больше и больше привлекать к участию в непосредственных боевых действиях.
0091-e1282574581709
К концу Первой обороны Севастополя в находившихся в городе арестантских ротах оставалось около 70 офицеров, 161 унтер-офицер и солдат, и 1026 арестантов. Кроме них, в тылу, событиях Крымской войны и Первой обороны Севастополя принимали участие и арестантские роты гражданского ведомства, такие например, как Херсонская и Екатеринославская, созданные в 1834 году для строительства каменной набережной в городе Херсоне.

Спустя полгода после окончания Крымской войны, в конце 1856 года, весь оставшийся в живых личный состав арестантских рот, участвовавший в обороне Севастополя был амнистирован, и уволен с воинской службы, с последующим оказанием государственной помощи в выборе места жительства и трудоустройства.

Об участии арестантских рот в Первой обороне Севастополя упомянуто в романе Филиппова «Осажденный Севастополь», который стал в России первым художественным литературным произведением, посвященным Первой обороне Севастополя.

После Крымской войны в ходе либеральных реформ императора Александра II в конце 60-х годов ХIХ века. арестантские роты преобразуются в военно-исправительные роты, а в конце 70-х гг. ХIХ в. - в дисциплинарные батальоны, и в них могли содержаться в заключении только военнослужащие.

Арестантские роты гражданского ведомства до 1863 года были подчинены Главному управлению путей сообщения и публичных зданий, а в1864 году переданы в ведение губернаторов. Законом 16 мая 1867. арестантские роты инженерного ведомства заменены военно-исправительными ротами. По издании закона 31 марта 1870 арестантские роты гражданского ведомства переименованы в "Исправительные арестантские отделения гражданского ведомства" - военный режим в них упразднен, и наружные работы, прежде практиковавшиеся, заменены работами внутренними, в самом здании тюрьмы. (Подробнее об этом в книге Фойницкого "Учение о наказании" - С.-Петербург, 1885.)

Среди военно – исправительных учреждений пореформенной Российской империи особое место занимало созданное 1 (13) июня 1868. последовало особого крепостного военно-арестантского отделения в Усть-Каменогорске (на 200 человек), представлявшее собой каторжную военную тюрьму. При этом императором Александром II было приказано, что независимо от количества воинских чинов, подлежащих содержанию в этом отделении, впредь до особого распоряжения отправлять в него, и всех тех нижних чинов, которые будут осуждаемы в каторжную работу в крепостях.

С отменою телесных наказаний во российском флоте (в 1863 году) арестантские роты Морского ведомства были преобразованы в военно-исправительные роты, которые в свою очередь в 1879 году были переименованы в дисциплинарные батальоны.

Вскоре после свержения монархии в России, весной 1917 году дисциплинарные части в российской армии упраздняются. Военно-исправительные подразделения и части на территории бывшей Российской империи теперь уже в Советском Союзе вновь начинают создаваться с конца лета 1942 г. на основании известного приказа N 227 Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина в виде фронтовых штрафных батальонов для офицеров и армейских штрафных рот - для красноармейцев, сержантов и старшин. После окончания Великой Отечественной войны они преобразуются в дисциплинарные батальоны и под этим названием сохраняются и после распада СССР в вооруженных силах Российской Федерации, Украины, Белоруссии и других стран СНГ.

Константин Колонтаев
http://istor-vestnik.org.ua/382/
Tags: Крымская война
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment